Исследователи Байкала.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Исследователи БайкалаКто были первые исследователи Байкала. Вклад польских учёных в изучении озера. Экспедиции Русских исследователей, их роль в сохранений озера Байкал.

Первая зкспедиция.

В 1855 г. была снаряжена большая экспедиция в Восточную Сибирь. Густава Радде пригласили в качестве натуралиста. Его интересовала флора и фауна Байкала и его берегов, нравы и обычаи бурят и тунгусов. Он проплыл вдоль берегов озера, исследовал о. Ольхон, Малое Море. На северной оконечности Байкала его особо занимало изуче­ние омуля, «так как уловы этой рыбы значительно умень­шились, вследствие дурных способов, употребляемых про­мысловиками, то я должен был сообразить на месте средства к улучшению названных способов и к укреплению ослабев­шей производительности природы». Говоря о «дурных спо­собах» лова омуля, Радде имел в виду вылов омуля во вре­мя захода его в реки на нерест, против чего он решительно выступал. При изучении растительности заметил, что при общей характеристике он был поражён необыкновенным числом одних семейств и скудностью других. Отметил не­достаточное представительство низших животных, кольча­тых, черепнокожих. Моллюсков вовсе не нашёл, и у него, к сожалению, сложилось мнение о бедности фауны и флоры озера и его берегов.

Польские ссыльные.

Это неверное мнение вскоре опроверг известный исследователь Байкала Б. Дыбовский — польский био­лог широкого профиля. За участие в Польском восстании 1863 г. его сослали в сибирскую каторгу. При содействии Сибирского отделения Географического общества он полу­чил разрешение поселиться в пос. Култук (на юге Байкала) вместе с В. Годлевским, чтобы начать там исследование озера. Их здесь больше всего заинтересовала многочислен­ная по видовому разнообразию группа — гаммариды. Им удалось найти и описать 191 их вид, 185 оказались новы­ми для науки. Им удалось раскрыть тайну голомянки. Они выяснили, что это живородящая рыба. Был открыт рачок Макрогектопус, являющийся кормом для рыб. После обстоятельных исследований Дыбовский при­шёл к выводу, что животный мир Байкала подразделяется на два самостоятельных комплекса — байкальский и сибир­ский. В первый входят, в основном, эндемичные формы, во второй — обитающие в прибайкальских водоёмах. Вместе со своим спутником и другом Годлевским провели измере­ние глубины озера, распределение температуры воды на разных глубинах. О проведённых годах в ссылке он вспо­минал так: «Нет лучше места на земле, как Сибирь. У нас в крае само название Сибирь вызывает страх, её понимают как тюрьму под открытым небом. В самом же деле, Сибирь есть место, которое является кладом для учёных. В Сибири я увидел край жизни, здоровья, будящий человека к сильной и энергичной работе». До конца жизни Дыбовский поддер­живал связь с исследователями Байкала. Его именем назван один из теплоходов Лимнологического института. Навсегда сохранится его имя в названиях некоторых представителей флоры и фауны Байкала, открытых и исследованных учё­ным.

Исследователи БайкалаЕщё один поляк, сосланный в Сибирь за участие в вос­стании 1863 г., внёс значительный вклад в изучение си­бирского края и оз. Байкал. Это был И. Черский Он провёл обширные исследования по геологическому строению бе­регов Байкала и составил первую геологическую карту по­бережья озера. Предложил одну из первых тектонических схем Внутренней Азии. Черский насчитал 336 рек и ре­чек, впадающих в озеро, и 174 мыса на Байкале, из которых 101 — на северо-западном берегу, а 73 — на юго-восточном, кроме того, более 30 мысов — на острове Ольхон. Он сделал засечки на отвесных скалах, спускающихся непосредствен­но в озеро. Над засечной чертой выбиты годы, их высота над уровнем воды в момент нанесения. Большинство засе­чек сохранились до сих пор и названы засечками Черского. Они дают возможность сравнивать колебания уровня воды в Байкале в разные годы. Его именем названа самая высокая гора Байкальского хребта — пик Черского достигает в вы­соту 2588 м.

 Русские исследователи Бакала.

 Академик В. А. ОбручевАкадемик В. А. Обручев (1863-1956) дал первое науч­ное объяснение происхождению Байкальской впадины и в 1889-1891 гг. провёл детальное геологическое исследова­ние Байкала. Приведём некоторые выдержки из его днев­ника. В нём он описывает путешествие по долине р. Сармы, впадающей в Малое Море: «Всюду валялись колоссальные шары и громадные стволы деревьев, будто духи горного племени титанов играли здесь в долине Сармы в кегли и раз­бросали по земле свои «миленькие» игрушки. А среди этого хаоса бурлил и пенился таёжный ручей — свирепейший, ледяной поток».

Профессор А. А. Коротнев в 1900 г. возглавлял экспеди­цию по исследованию озера Байкал. Участники экспедиции собрали богатую коллекцию гаммарид, червей олигохет, пи­явок, плоских червей. В отчёте Коротнев писал: «Не менее, если не более, интересным фактом можно признать присут­ствие в Байкале форм чисто морских, нахождение которых в пресной воде никто и подозревать не мог». Он приходит к выводу, что тщательное изучение собранных материалов ещё с большим правом позволяет утверждать, что Байкал по отношению к своей фауне является «пресным морем».

Совместно с А. А. Коротневым в экспедиции участвовал будущий профессор и основатель Иркутского государствен­ного университета Б. А. Сварчевский.

Исследователи Байкала

Первое знакомство с Байкалом навсегда приковали к себе его внимание — обра­ботав сборы байкальской губки и познакомившись с работа­ми предшественников, он установил, что в Байкале водятся губки родов Спонгиля и Ефитатия, распространённых по всему земному шару. На основании этих и других откры­тий учёный делает такой вывод: «Вообще вся фауна озера Байкал представляет интерес вследствие своеобразного характера, отличающий его от обширной фауны природных вод. Открытие в Байкале ряда форм, начиная от нерпы и кончая низшими беспозвоночными, с более или менее явно выраженным морским типом, дало исследователям возмож­ность сделать заявление о реликтовом характере фауны Байкала и его некогда существовавшую связь с северным морем». Б. А. Сварчевский оставил более 30 научных тру­дов, а о нём самом написано лишь три работы, что не соот­ветствует его как научным, так и педагогическим заслугам.

Исследователи Байкала А вот о Глебе Юрьевиче Верещагине лишний раз напо­минать нет необходимости. Он известный байкаловед, док­тор географических наук, профессор, автор теории морско­го происхождения байкальской фауны и флоры. Он опубли­ковал около 300 научных работ, написал научно-популяр­ный очерк «Байкал». Ещё будучи студентом Варшавского университета, он познакомился на лекциях с Дыбовским и навсегда полюбил Байкал. В 1916 г. ему удалось попасть в экспедицию, возглавляемую В. И. Дорогостайским. Следующий приезд состоялся в 1925 г. Экспедиция разместилась на восточном берегу озера на ст. Маритуй. Были обследованы все районы озера и накоплен фактический материал, относящийся к самым различным сторонам природы Байкала, в большинстве случаев вовсе не затро­нутых изучением. Впервые были проведены исследования термики и химизма больших глубин, собран значительный материал по флоре и фауне озера. В 1927 г. на Четвёртом Международном лимнологическом конгрессе в Риме Глебу Юрьевичу за всестороннее изучение Байкала была вручена золотая медаль и диплом. В том же году Байкальская экспе­диция была реорганизована в Биологическую станцию, а он стал её бессменным руководителем до самой кончины в 1944 г. Мнения людей, работавших с Г. Ю. Верещагиным, почти едины: «Он был очень милым, добрым, деликатным челове­ком, простой в обращении с людьми, у него были добрые, умные глаза, был очень требовательным, сам работал прак­тически без отдыха, иногда просиживал почти до утра и од­нажды умер за столом в своём кабинете. Он умер как солдат на посту». Его именем названо самое крупное на Байкале научно-исследовательское судно — «Г. Ю. Верещагин».

Исследователи БайкалаБольшой вклад в изучение Байкала внёс профессор М. М. Кожов, уроженец Иркутской области. От природы любознательный, он с детских лет полюбил родные ме­ста. После окончания университета поступил в аспиран­туру. Его научным руководителем был профессор Б. А. Сварчевский. Объектом изучения М. М. Кожова стал Байкал и Прибайкалье, которым он посвятил всю свою жизнь. Он на­писал крупные работы обобщающего характера. Наиболее значимой из них является монография «Биология озера Байкал». В ней дано обозрение всего сделанного за историю исследований флоры и фауны озера Байкал до шестидеся­тых годов двадцатого столетия. Книга была переведена на английский язык и получила широкий отклик во всем мире. М. М. Кожов много внимания уделял сохранению экосистемы озера. Он говорил: «Байкал с его красочной природой, кристально чистой водой и уникальностью ор­ганического мира целесообразнее использовать не для развёртывания химической промышленности, а как ис­точник чистой воды, а также для нужд туризма и отдыха трудящихся. Байкал должен быть сохранен для будущих поколений, как неповторимое явление на нашей планете». Похоронен М. М. Кожов на берегу Байкала в пос. Большие Коты, где находится исследовательская станция, в созда­нии которой он принимал непосредственное участие. По Байкалу ходит теплоход «М. М. Кожов».

 Исследователи БайкалаСорок лет своей жизни отдал изучению и сохранению экосистемы озера Байкал академик Григорий Иванович Галазий. Он руководил Байкальской станцией, перешедшей в 1961 г. в статус Лимнологического института. Он один из авторов Генеральной схемы комплексного использования природных ресурсов озера Байкал и его бассейна, один из разработчиков проекта «Закона об охране озера Байкал». Много времени и энергии Г. И. Галазий отдал борьбе за чистоту вод озера Байкал и сохранение его флоры и фа­уны. Основным загрязнителем Байкала был Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, построенный на юго-восточном берегу озера. Комбинат ежесуточно сбрасывал в Байкал 210 тыс. м3 сточных вод. Всем, кроме советских чиновников, было ясно, что рано или поздно эти воды на­несут вред Байкалу. У чиновников же одно было на уме: выполнение и перевыполнение плана по выпуску целлю­лозы, а что будет с Байкалом — это их не волновало. Надо заметить, что в то время у Г. И. Галазия не хва­тало научных данных, чтобы доказать губительное влия­ние сточных вод комбината на экосистему озера, и ему не­вольно приходилось во благо Байкала несколько «сгущать краски», чтобы привлечь внимание общественности. И это ему удалось. В борьбу за сохранение Байкала включи­лись тысячи жителей страны от академиков А. И. Яншина и А. А. Трофимука до простых людей. Появились различ­ные общественные организации в защиту Байкала. Одна из них — Байкальская Экологическая Волна — действует до сих пор. Благодаря ей в Иркутске созываются митинги в защиту Байкала. В результате усилий общественности и учёных с 2013 года БЦБК прекратил свою деятельность.

Г. И. Галазий говорил: «Нельзя допускать, чтобы ис­точник питьевого водоснабжения одновременно был и приёмником промышленных и бытовых отходов. Нужно разрабатывать принципиально новые безотходные техно­логии водопотребления. Необходимо перестроить мышле­ние человека с ориентацией на самоограничение в потреб­ностях. А это невозможно осуществить одними призыва­ми. Для этого необходимо воспитывать новое поколение с детства, что, в свою очередь, требует реорганизации всей системы управления на планете и объединение усилий каждого человека». И можно сказать, что пожелания Г. И. Галазия сегодня сбылись. По всей планете активно дей­ствует целая «армия зелёных», быстро реагирующая на появление где-либо загрязнений. Ими развёрнуто движе­ние за принятие мер в связи с глобальным потеплением климата.

Исследователи БайкалаСтратегический источник.

Хочется подчеркнуть, что в последние годы пра­вительство нашей страны стало внимательнее относиться к Байкалу. Видимо, и там, наконец-то, осознали, что озеро в будущем станет источником не только чистейшей питьевой воды, но и источником пополнения казны. Не за го­рами время, когда закончится нефть и байкальская вода будет транспортироваться в другие страны. Напомним, что в байкальском «колодце» сосредоточено 20 % мировых запасов пресной воды.

 Большое значение имеют международные исследо­вания на Байкале. Они проводятся в рамках Байкальского Международного центра экологических исследований на базе Лимнологического института. Среди его учредите­лей Сибирское отделение РАН, Бельгийский Королевский институт естественных наук, Лондонское Королевское общество, Университет Южной Каролины, Японская ассо­циация байкальских международных исследовательских программ, Швейцарский федеральный институт техноло­гий и др. Директо­р Лимнологического института, академик М. А. Грачев призывает для сохранения Байкала строить пункты по сбо­ру фекальных вод с судов и очистные сооружения в насе­лённых местах, предотвратить самозахват земель и их за­стройку, урегулировать неорганизованный туризм, загряз­нение берегов и работу Иркутской ГЭС, изменяющей уро­вень Байкала, что приводит к размыву берегов, повышению уровня грунтовых вод и др.

Хочется ещё раз напомнить, что в декабре 1996 г. в Мехико ЮНЕСКО включила Байкал в список Участков Всемирного Природного Наследия. Это для России высокая честь, и относиться к озеру надо в соответствии с этим вы­соким рангом. Учитывая, что приток туристов с каждым годом увели­чивается (сейчас до 500 тыс. человек, а ожидается 1 млн), необходимо усилить среди них разъяснительную работу посредством бесед, плакатов, буклетов и других средств. На Байкале прошла акция «Благословления воды». Её участники из разных стран мысленно обрати­лись со словами любви и благодарности к байкальской воде. Одновременно то же самое сделали тысячи людей во мно­гих городах Европы, Азии и Америки. Наши мысли, чувства, эмоции влияют на строение воды. Если мы думаем пози­тивно, то вода приобретает свойства, полезные для нашего организма и, соответственно, наоборот, если мы злимся, то и вода становится вредной для нас. Поэтому приезжать на Байкал надо с чистым сердцем, добрыми помыслами и хоро­шим настроением.

Оставить комментарий

Следуй за мной.
Подпишитесь.
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Новости туризма
Новости